«ПТС» Официальный сайт"ПТС" Официальный сайт


 

Основные направления 

Творческая Мастерская: PR- стиль образа

Творческая мастерская.

Вся реклама.

Любой дизайн.

Торговый отдел

Торговый отдел.

Продукты питания.

Оптом + Розница.

Юридический отдел

Юридический отдел.

Защита прав.

Слияния и поглощения.

Отдел IT технологий

IT — технологии.

Реклама  IT-проектов.

Заработок в интернете.

Новости: Новости компании, в городе Омске, в мире

Новости.

Новости компании.

Горячие новости.

Реклама

Реклама!

Онлайн

Читай — смотри!

Важные событие!

«Подъём» с Сергеем Доренко от 15 января 2018 года

1

С. ДОРЕНКО: 8 часов 39 минут. Понедельник, 15 января. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Дарья Кнорре, ведущая этой программы. Здравствуйте, Даша.

Д. КНОРРЕ: И Сергей Доренко. Ура! С возвращением.

С. ДОРЕНКО: Ну, что вы тут натворили за это время?

Д. КНОРРЕ: Мы соскучились.

С. ДОРЕНКО: Я тоже. Понимаешь, в чем дело — забота о человеке должна… вот я сегодня Гельмана читал. Гельман говорит: ну, хорошо, климата нет, тогда должны быть какие-то экстра другие условия. Я сейчас объясню. Через короткое время, но не для нас, можно пофантазировать? Человечество перейдет к экономике роботов, то есть будут делать все роботы. Тебе нужна какая-нибудь история, ты забыла капли в нос или не знаю, что, ты просто вызывает дрона, дрон — капли лежат на столе. Ты как человек спрашиваешь: можно, я сбегаю в аптеку? А зачем? Не надо бегать, никакой аптеки просто не существует. Не существует!

Д. КНОРРЕ: Да, есть приложение.

С. ДОРЕНКО: Совершенно верно. Ты говоришь: вот в этот угол надо поставить диван. Опять дроны какие-то, может быть, кучерявые какие-то, приносят этот диван и собирают. Все понятно. Через короткое время человечество столкнется с тем, что работать не надо. Надо будет какие-то прекрасные стихи создавать, поэмы, надо будет придумывать, чем заниматься. Заниматься чем-то надо будет, а работать не надо. Питания будет сколько угодно, оно будет синтезироваться. Вещи будут, матрица, принтеры будут печатать вещи совершенно спокойно. Диван не входит, косяк какой-то, придется разбирать, а диван хочется побольше — ну, ничего, напечатаем прямо в комнате. Ставится принтер, печатается диван в комнате. Вот и весь разговор.

В этой связи жить в этом климате не надо будет. Ну, не надо. Смысл в чем? Почему мы живем в этом климате? Я тебе объясню. Потому что люди из Омска были негодяйски настроены, подло настроены. Перед этим люди из Хабаровска жахнули им… люди из Омска жили в Хабаровске, коротко история человечества. Люди из Омска жили в Хабаровске, а люди из Улан-Батора назывались еще не монголы, они были сянби, племена сянби. Вот эти племена сянби дали по заду хорошенечко, пыром по компчику, людям из Хабаровска, и те ринулись аж до Омска со страху. В Омске засиделись они всего на сто лет, смешались с финно-уграми этими чудесными сибирскими, и дальше ринулись на Дунай. И там они поджарили зад нынешним людям из Москвы. Люди из Омска, прежние хабаровчане. Они поджарили зад на Дунае тем, которые там жили, славяне. И эти славяне двинулись аж сюда, в это место чудесное, прячась от беды, от людей из Омска. Понятно? Мы до сих пор от них прячемся, я тебе серьезно говорю. Я из Омска. Я жил у завода «Полет». Кто из Омска, знает. Народ, знаете? Пархоменко улица, Чкаловский. Да все знают.

Так вот, поэтому мы здесь живем, в ужасе этом, в кошмаре и в этой промежной мгле, посмотрите в окно. Но когда осваивать территории и прятаться друг от друга не надо будет, на хрена нам тут жить? Представляешь, через сто лет. Абсолютно все делают роботы.

Д. КНОРРЕ: И будет виртуальная реальность какая-то. Как в черном зеркале просто. Обои за окном и все.

С. ДОРЕНКО: Мы просто будем жить в иной действительности. Зачем тратить деньги на отопление домов? Зачем это все делать, для чего? Почему мы не можем жить в месте, где просто открыты окна все время? Такие места есть — постоянно открыты окна, люди гуляют по верандам. Где-нибудь сейчас в Эстепоне люди гуляют по верандам, ловят лучи солнца восходящего. И там днем будет 22, например. И не надо ничего отапливать особенно, можно чуть-чуть совсем. Людям придется покинуть неудобные места. Здесь будут жить роботы. Москвичи будут сплошь роботы, железные человеки, которым насрать… о, извините, я не ругаюсь. Которые будут пластмассовые вдобавок. Им плевать абсолютно на все. Эти пластмассовые человеки, напечатанные принтером, будут здесь маршировать куда-то, что-то такое. Humans, реальные люди из мяса, гоминиды, они все перекочуют в Эстепону, куда-то туда.

Д. КНОРРЕ: Таких по-настоящему комфортных мест немного, и территорий мало. Мы там все не поместимся.

С. ДОРЕНКО: Между 30-ми градусами. Почему? Посмотри, в Гуанчжоу сколько их там помещается, будь здоров. А посмотри, в Гонконге сколько их помещается.

Д. КНОРРЕ: Мы-то привыкли к простору.

С. ДОРЕНКО: А мы будем надевать специальные Google-очки, и там будет у нас тундра. И там будет Серега на экскаваторе нестись, Серега из Надыма. Будут специальные очки, сам Серега будет сидеть во Вьетнаме, ему ноги будет массировать какая-то вьетнамка, тоненькими-тоненькими пальчиками, а он в очках будет наблюдать тундру, Надым, собаки, лемминги, песцы, пьянь всякая, рвань и так далее. И все это крышуют какие-то кавказцы и так далее. Все это будет в очках, специальные очки будут надеваться, все будет нормальное. Поэтому я тебе толкую, что в виду заботы о человеке мы должны выезжать всей редакцией, не хрена тут делать. Ну, так, если разобраться. Не хрена тут делать.

Д. КНОРРЕ: Мы и сейчас могли по Skype вещать откуда-нибудь из хорошего места.

С. ДОРЕНКО: Нельзя. Я много раз об этом думал. Я должен нюхать этот же воздух, понимаешь. Я не могу… есть вещи, в которых не обманешь человека. Почему надо работать рядом с людьми, с которыми… обязательно. Потому что они едут и ощущают запах сероводорода. А ты нет. А ты, например, сидишь на рыбном рынке Токио и ешь сасими. Оригато. Ты не можешь работать для людей в Москве. Потому что ты должен чувствовать сероводород. Ты должен поскользнуться где-то и упасть.

Д. КНОРРЕ: Ты должен быть отравлен.

С. ДОРЕНКО: Ты должен быть плоть от плоти, иначе они тебе не поверят. Они скажут: врет, паскуда, врет, гад. Потому что на уровне осязательном, дыхание ветра, миазмы земли этой родной, вот это всё, запах этих могил — это все должно быть подлинное.

С. ДОРЕНКО: Мы вернулись, и все работаем, теперь уже ничего не поделаешь. Полные самолеты идут. Я говорю: Is there any place to sit? Они мне говорят: no, full этот самый самолет. Вообще до туалета update невозможен абсолютно. Я летел на А380, лучшая машина на свете после, наверное, Cesna-172. Я люблю Cesna-172 и я еще очень люблю А-380. Это сарай, конечно, это гигантское здание. У меня был друг, в 1989 году мы ездили с ним в Суринам, февраль 1989-й. Снимать животных, все эти развлечения. А он боялся летать. Я знаю двух человек, которые панически боятся летать. Один из них Володя Молчанов, с которым на телевидении был. А второй вот этот режиссер.

Д. КНОРРЕ: Я третья. Но я уже не боюсь.

С. ДОРЕНКО: И он ужирался, мой товарищ. Я имени не сказал, поэтому никто ничего не узнает. Он ужирался качественно. Где-то пузырь выпивал, 0,5 — 0,7. И дальше он еще сам шел своими ногами, утешая себя мыслью, что надо идти. Потом он садился, разводил вот так руками и говорил: Сережа, но это не может полететь! В первую очередь, говорил он, потому, что я не могу полететь. Посмотри на меня: я жирный, 120-килограммовый куль с говном. Я же не ругаюсь, а он… Как я могу взлететь, объясни мне, Сереж? Я говорю: никак. Он говорит: вот теперь дальше, посмотри на салон, сколько здесь кулей с говном. Я говорю: трудно подосчитать, ну, думаю, человек сто точно я вижу, прямо вот так обернувшись. Он говорит: как это все говно может взлететь? Я говорю: никак. Он: теперь подумай, железная хреновина, мы сели в нее, она может летать? С чего? Нас сажают в Суринами, Парамарибо, а потом гудят, и потом выпускают в Амстердаме, это просто волшебство. Оно не летит никуда. Парамарибо — а потом, фьють, а в Амстердаме выпускают, это волшебство. В Амстердаме выпустили, мы выпили, еще накатили бутылочку, и опа — волшебная пещера, он говорит, опа — Москва. Оно не может лететь. И вот А-380, я представляю, как мой товарищ сел бы в А-380 и кричал бы: волшебная пещера! Вообще не дрожит. Обычно дрожит над Каспием. А-380 — нет. Обычно дрожит над Кавказскими горами Ирана, Персии. Ты знаешь, что Персия — Кавказские горы тоже? Ты задавала себе вопрос, почему в Америке европейцев называют Caucasian? Мы все армяне, что ли? Нет. Европейцев в Америке называют кавказцами. Почему? Потому что индоевропейцы, индоиранцы, пришли с Кавказа иранского. Иран — это Кавказ. Отроги Кавказа — это Иран. Таким образом, поскольку мы индо-ирано-европейцы и пришли все из Ирана, не из Армении, как надеются многие, нет, товарищи. И не из Грузии, как надеются многие. И безусловно, точно не из Чечни, как надеются многие, даже многие уверены. Caucasian в Америке означает европеец, потому что эти племена пришли из Персии, Иран нынешний. Никакого отношения не имеет ни к Чечне, ни к Грузии, ни к Армении, ни к Азербайджану тем более. Отсюда вывод: когда летишь над Кавказом в Персии, над Персидским Кавказом, там обычно там колбасит. Арийцы только одни остались. Арийцы в чистом виде — это таджики, все. Все остальные просто рядом не стояли. И вот летишь, всегда колбасит. А-380 — просто не мигнет глазом, идет просто.

Д. КНОРРЕ: Это моя мечта.

С. ДОРЕНКО: Садись на А-380. Куда бы ты ни летела теперь — только А-380.

Д. КНОРРЕ: Он же не всюду летает.

С. ДОРЕНКО: Здоровый дурак такой! Он еще вытянутый, у него два этажа.

Д. КНОРРЕ: Надо Сингапурскими авиалиниями лететь А-380, с этими огромными мониторами А еще лучше первым… вы летали? Ну, вы летали, понятно.

С. ДОРЕНКО: Нет, не летал. Я никогда не летал.

Д. КНОРРЕ: Вы летали бизнес-джетами, хорошо.

С. ДОРЕНКО: Мне просто подавали самолет. Это всегда было тесно. Я помню, как-то в одном семиместном самолете летел, из Ниццы в Барселону, там даже не было туалета. Или был туалет? Сейчас не помню. Но что-то такое было совсем причудливо, совсем крошечный бизнес-джет был, микроскопический. Из Ниццы в Барселону я как-то решил полететь. Договорился с одним чуваком, что он даст мне яхту. Я имел склонность к препаскуднейшей роскоши. Я договорился с одним чуваком, что он даст мне яхту. Я говорю: старичок, мне надо в Барселону, дай яхту. Он говорит: хорошо. И ты не представляешь, какой ад с яхтами у олигархов. Яхта там идет по расписанию. Специальный есть мажордом, он капитан, в смысле, который ведет график по яхте. Когда на яхту заезжает жена. Потом есть еще жена с тещей. Потом есть еще любовницы первого ряда. Но они не должны оставить свои трусики в каюте жены, ни в коем случае. Но некоторые из них пытаются это сделать. Но капитан следит за этим. Помаду, это все он выгребает. То, что они оставляют «привет жене». И вот эта яхта — это настоящий ад абсолютно. И тут Сережа еще подвинтил, такой: дай мне яхту от Ниццы до Барселоны. Конечно, старик. Звонит капитану, тот говорит: да, но тут третья любовница первого круга приехала. Машенька приехала. Сереже кукиш. И я говорю: что же, я теперь, как самый подлый человек, на велике должны на каком-то? Он говорит: нет, я тебе дам самолет. И он мне дал самолет маленький. Я никогда не летал первым классом. Редко я летал первым классом, может, раз 20 всего. Обычно мне просто давали самолет.

Д. КНОРРЕ: Где спальные места, вот это все.

С. ДОРЕНКО: Да и в бизнесе сейчас.

Д. КНОРРЕ: Аэрофлотовский бизнес шикарный.

С. ДОРЕНКО: Аэрофлотовский бизнес, я бы сказал, при всем при том… ты знаешь, что я вхожу в общественный совет «Аэрофлота»?

Д. КНОРРЕ: Да?!

С. ДОРЕНКО: Конечно. Меня позвали поесть с Галустяном сейчас. Я ел с Галустяном, с восторгом и с восхищением, мы хохотали постоянно. Оказывается, почему нас позвали пожрать, на Лубянке гостиница которая, на Никольской. Потому что я, оказывается, вхожу в общественный совет «Аэрофлота».

Д. КНОРРЕ: А вы и не знали?

С. ДОРЕНКО: Я может, и знал, но забыл. Мне говорят: вы член общественного совета. Я: да, много лет. Они говорят: нет-нет, всего год. То есть меня год назад, оказывается, включили, но тайно, по секрету. Я типа продажная шкура, но сам об этом не в курсе. Но дело не в «Аэрофлоте», а дело в компоновке самолета. Если самолет правильно скомпонован, а самолеты бывают американские или франко-германские, Airbus — это франко-германский самолет. Это уже «Аэрофлот», не «Аэрофлот», S7… никого не парит.

Д. КНОРРЕ: Я понимаю. Но не все авиакомании даже с такими самолетами делают такой бизнес-класс.

С. ДОРЕНКО: Это правда. Причем на Emirates на А380 есть душевые кабины в первом классе, ты можешь пойти в душ. И сидень в душе, как утка там плескаться, плескаться, пока вода не кончится совсем у всех. И в унитазах не будет воды. А вот, например, в Lufthansa нет. Там огромный салон в первом классе, за счет душа он увеличен, но душа нет. Они говорят: не нравится запах ваш, вот вам дезодорант, промокните, где там у вас воняет и все. Никакого душа, смеетесь. Там очень разные комплектации все равно.

Мы возвращаемся уже на родину, где одни роботы остались.

Д. КНОРРЕ: Так не хочется. Но ладно.

С. ДОРЕНКО: Мы возвращаемся. Одни роботы. Кто мне писал: у нас солнце. У вас солнце? Посмотрите на небо, вы это называете солнцем? Товарищи, вы солнца не видали.

С. ДОРЕНКО: Отлично. Давайте высказывайтесь по поводу движения.

В ДВИЖЕНИИ

НОВОСТИ

С. ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. Мумии. Я вчера долго думал над высказыванием президента. Мне показалось, что… давайте его послушаем. Путин сравнил мощи православных святых с мумией Ленина.

ФРАГМЕНТ ЗАПИСИ

С. ДОРЕНКО: Дальше он рассказывает о том, что он на Афоне видел мощи, и на Валааме тоже есть мощи. Давайте просто тезисы. Тезисы, на мой взгляд, очень важные, интересные, мировоззренченски интересные. Во-первых, создали новую религию коммунисты, в сущности. То есть через веру… знание через веру. Что такое религия вообще? Это «верь, чтобы понимать», Фома Аквинский. «Верь, чтобы понимать», — по-моему, блаженный Августин первый сказал, да? Верь, чтобы понимать — вот что такое религия. Религия отличается от любого другого знания тем, что ты веришь, чтобы понять. Это принципиальное отличие. Таким образом, Путин говорит о том, что коммунисты создали веру, веру для того, чтобы понять. И это вера в светлое будущее. А в чем сходство и отличие религии от коммунизма? Коммунизм был религией? Давай проголосуем. Интересно узнать вашу точку зрения. 7373-94–8. Мы говорим об этом по телефону, также прошу вас проголосовать. Коммунизм был религией в Советском Союзе. 134-2135 — да. 134-21-36 — нет.

Д. КНОРРЕ: В смысле, то, что получилось в итоге, вы имеете в виду, то, как он был реализован в том или ином смысле в СССР?

С. ДОРЕНКО: Как он был реализован?

Д. КНОРРЕ: Как бы то ни было. Не коммунизм чисто как теория.

С. ДОРЕНКО: Давайте вернемся к Путину на секундочку. Он довольно точно говорит, не надо тут передергивать.

В. ПУТИН: Совсем жесткие богоборческие годы, когда уничтожали священников, разрушали храмы. Но одновременно ведь создавали новую религию. Коммунистическая идеология очень сродни христианству, на самом деле.

С. ДОРЕНКО: Вот здесь. Коммунистическая идеология очень сродни христианству, на самом деле. Дальше. Есть еще очень сущностное.

В. ПУТИН: Свобода, братство, равенство.

С. ДОРЕНКО: Свобода, братство, равенство — это французская революция 1789 года.

В. ПУТИН: Справедливость. Это же все заложено в Священном писании.

С. ДОРЕНКО: Я бы не сказал. В Священном писании там просто: приди, возьми, вырежь всех мужского пола. Всех вырежь, забери… там про справедливость не всегда. Я бы сказал, никогда. Где там справедливость? Я не помню там про справедливость. Ты с нами или против нас — там вся справедливость такая простая очень.

Д. КНОРРЕ: Вы вспоминаете Ветхий завет.

С. ДОРЕНКО: И Новый тоже. А почему, в Новом разве не так? «Не мир пришел я вам дать, но меч». Христос говорит.

Д. КНОРРЕ: Ну а «я есть любовь»?

С. ДОРЕНКО: Это протестанское что-то. Какая там справедливость? Отрекись от детей своих, отрекись от родителей. Матфей. Я найду текст религиозный. Сейчас все начинают так компетентно со мной спорить, и я думаю, что будут спорить компетентно, я думаю, мне тоже надо будет… От Матфея. Там довольно жесткачок идет в десятой главе.

Идет голосование. Коммунизм был религией — 62 процента. Остановить. Коммунизм был формой религиозного сознания, религиозного познания. То есть люди понимали через веру. 62 процента. 38 процента — нет, это не так. Давай поговорим об этом. Слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр, Москва. Несомненно, в России коммунизм был реализован как религия. Для понимания это проще, чем ходить изучать политэкономику. Проще поставить памятники и поставить новые храмы.

С. ДОРЕНКО: Что такое религия — верь, чтобы понимать. И тогда в чем религиозный канон коммунизма?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во всеобщем счастье.

С. ДОРЕНКО: Развитие материально-производственных сил ведет к изобилию.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Мы идем через равенство в первую очередь.

С. ДОРЕНКО: Развитие производственных сил приведет к изобилию товаров….

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: К удовлетворению потребностей, да.

С. ДОРЕНКО: Изобилие, при котором мы с вами будем удовлетворять потребности по желанию.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Причем одновременно они пытались управлять еще и потребностями.

С. ДОРЕНКО: А разве это не верная оценка? Через 50 лет… никто, и в России сегодня нет ни одного человека, который, прилагая какие-либо усилия, умирает от голода. От голода не умирают. А сто лет назад умирали. Голода нет. Голодной смерти нет.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что касается писания, Путин, скорее всего, говоря о писании, имеет в виду конкретную Нагорную проповедь. Вряд ли он будет вдаваться в подробности толкования евангелические. Скорее всего, берется такая урезанная версия, где вроде как все понятно.

С. ДОРЕНКО: Не знаю. Я не думаю, что существует урезанные версии Священного писания. Давайте прямо скажем: их нет. Что значит, урезанные? А кто урезает? Давайте исходить из того, что Священное писание священно в каждом слове. Что значит, урезанная версия? Никаких урезанных версий не может быть. Потому что если кто-то урезал, мы спросим: а урезал кто? А этот урезавший от Святого духа пришел или от сатаны?

Д. КНОРРЕ: Слушатель имеет в виду, что квинтэссенция учения от Христа находится в Нагорной проповеди.

С. ДОРЕНКО: Никакой нет квинтэссенции. Каждое слово священно. Это ошибка. Никакой квинтэссенции нет. Вся Библия есть священное писание, от первой буквы до последней. Это же священное писание. Никакой выжимки нет, никой вкратце нет, никаких комиксов нет. Все конкретно. Так что не надо выдумывать. Священное писание есть полное Священное писание. Оно потому священное, что он полное, оно исчерпывающее. Оно не может быть по кусочкам. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Если позволите, я выскажу свое мнение. Я не силен, конечно, в религии. Но насколько я помню из уроков истории, из школы, религию у нас определяли как «вера богов и идолов».

С. ДОРЕНКО: Вера в сверхъестественные сил.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Определение было именно такое в школьном курсе: религия — это вера богов и идолов. Может быть, сейчас по-другому это определяют. Что касается коммунизма, на самом деле, ничего там плохого не было, там главный тезис был «все по имя человека, все на благо человека». Но по собственному убеждению я помню, что среди моих знакомых, среди окружения моего практически никто ни в 70-е, ни в 80-е годы не верил в коммунизм. Все понимали, что с практической точки зрения…

С. ДОРЕНКО: Я вам скажу, почему. Потому что мы поставили задачу, Хрущев поставил задачу: цветные телевизоры и холодильники, перегнать Америку по холодильникам и цветным телевизорам. А мы с вами видели глазами, мы же не идиоты, что в Америке все это процветает, а у нас нет, наоборот.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Правильно, вы тоже жили в то время, вы отлично все трактуете. Просто мы не верили в реализацию этой ситуации.

С. ДОРЕНКО: Мы не верили, потому что мы видели, что мы идем неправильным путем. Сама по себе ситуация изобилия уже есть.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Мне кажется, что Путин создал, я бы назвал это социальный капитализм.

С. ДОРЕНКО: Спасибо. Есть еще такая теория солидаризма. Капиталистического солидаризма. Очень интересная теория. Скажите, когда вы говорите: свобода, равенство, братство… я почитаю вам из Матфея. Я вам прочитаю глава десятая. «И призвав 12 учеников своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь, всякую немощь…» и так далее. «Заповедал им, всех двенадцать послал Иисус и заповедал им, говоря…» в частности, «предаст же брат брата на смерть, и отец сына, и восстанут дети на родителей, и умертвят их. И будете ненавидимы всеми за имя мое. Претерпевший же до конца, спасется. Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой. Ибо истинно говорю вам: не успеете обойти городов израилевых, как придет сын человеческий». То есть мессия придет, второе пришествие. Не успеете обойти городов израилевых, будет второе пришествие. Которого нет. Но неважно. Они все еще никак не обошли. «Ученик не выше учителя. И слуга не выше господина своего. Довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его, и для слуги, чтобы он был, как господин его. Если хозяина дома назвали Вельзевулом, не тем ли более домашних его. И так не бойтесь их, ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано. Что говорю вам в темноте, говорите при свете. И что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях. И не бойтесь убивающих тела…» Это напутствие апостолам. «И не бойтесь убивающих тела. Души же не могущих убить. А бойтесь более того, кто может и душу, и тело погубить в геенне». Бойтесь бога — главный смысл. «Не две ли малые птицы продаются за ассарий, и ни одна из них не упадет на землю без воли отца вашего. У вас же волосы на голове все сочтены. Не бойтесь же, вы лучше многих малых птиц. И так всякого, кто исповедует меня перед людьми, того исповедаю я перед Отцом моим небесным». То есть тот, кто исповедует Христа, того исповедует он перед отцом небесным. Не иначе. Не из любви никакой. Эй, это условие. Он ставит условие. У любви нет условий. Если ты любишь, Даша, ты любишь просто и все, не ставишь условия. Он конкретно ставит условия, это не любовь. Он говорит: «ибо всякого, кто исповедует меня перед людьми, того исповедаю и я перед Отцом моим небесным». Это абсолютное условие. «А кто отречется от меня перед людьми, я отрекусь от того перед Отцом моим небесным». Например, от меня отречется. Дальше. «Не думайте, что я пришел принести мир на землю. Не мир пришел я принести, но меч. Ибо я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее, и враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, чем меня — недостоин меня. Кто любит сына или дочь более, нежели меня — недостоин меня. И кто не берет креста своего и не следует за мной — тот недостоин меня. Сберегший душу свою потеряет ее, а потерявший душу ради меня сбережет ее. Кто принимает вас — принимает меня. Кто принимает меня — принимает пославшего меня. Кто принимает пророка во имя пророка — получит награду пророка…» Понятно чего-нибудь? Где здесь любовь? В какой момент здесь была любовь?

Д. КНОРРЕ: Равно как и равенство и все остальное.

С. ДОРЕНКО: Эй, ребят, где здесь любовь? Я чего-то любви не… может, она начинается где-то в другом месте? Любовь, свобода, равенство, братство — и здесь президент абсолютно прав — существуют в христианстве. Но это только у еретиков. Это существует в протестантизме. Но и там жесткач к чужакам. Но к своим — да, есть любовь. Это протестантизм и это хиппи наконец. Там есть господь любовь. Jesus Christ Superstar. Там есть любовь. До этого нет никакой любви в христианстве, ее нет и близко даже. Он же говорит об этом. Разрешите, я прочту. Запоминайте слова, это говорит ваш бог. Это его слова. На колени! Я начинаю читать.

«Не думайте, что я пришел принести мир на землю. Не мир пришел я принести — но меч. Ибо я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее, и враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, чем меня — недостоин меня. Кто любит сына или дочь более, нежели меня — недостоин меня. И кто не берет креста своего и не следует за мной — тот недостоин меня…» Это про любовь?

Д. КНОРРЕ: Не знаю. Вот глава третья, стих 16. Нам посоветовал слушатель. «Ибо там возлюбил бог мир, что отдал сына своего единородного, дабы всякий верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную».

С. ДОРЕНКО: Интересно. Я читаю Священное писание. Я думаю, что коммунизм для темных масс, наверное, был религией. Но с другой стороны, я напомню вам, что коммунизм делал некую странную вещь, такое науковерие, веру в науку. В коммунизме существовало науковерие. Каждый секретарь партийной организации старался защитить кандидатскую диссертацию или хотя бы кандидатский минимум. Ты знаешь об этом?

Д. КНОРРЕ: Да.

С. ДОРЕНКО: Ты знаешь о том, что в армии мой отец защищал кандидатский минимум, я очень хорошо помню это ребенком. Он сдавал немецкий, еще что-то, он сдавал три экзамена на кандидатский минимум. Летчик, боевой летчик сдавал кандидатский минимум, потому что он хотел в Академию ГШ. Чтобы его командование направило в Академию ГШ. И он очень хотел, чтобы его заметили как бы. А поскольку при коммунизме было науковерие, вера в науку, то надо было боевому летчику сдавать кандидатский минимум. И он сдавал. Я помню неприятное это все, вечера, он сидит, лампа горит, мы жили в однокомнатной квартире, я спал за шкафом. И батя сидит долбит, долбит, немецкий, еще что-то, на службу завтра, неважно, ему надо сдавать кандидатский минимум. Мама: тсс, папа готовится к экзаменам. Он боевой летчик, он на Су-15 по 280, про 300 часов, по 360 часов в год летал. Боевой летчик. Какой на хрен кандидатский минимум? Но в советское время это было обязательно, как ни странно. Были идиоты, мне кажется, нет? А зачем это нужно?

Здравствуйте. Слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Михаил. Вы оттолкнулись в оценке этих явлений от талмудических трактовок. Это совсем другое, это запутывает народ. Дело в том, что «отречемся от старого мира» — лозунг Октябрьской революции. А религия в широком смысле, ее церковная сфера, помните «отречемся это этого мира в ожидании конца света».

С. ДОРЕНКО: Конечно. Страшный суд есть цель всех аврамических религий.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Религия это сплошь… вообще, сравнение, конечно, грубое…

С. ДОРЕНКО: Не надо критиковать. Мы пытаемся осмыслить, а вы пытаетесь критиковать.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Оно не новое. Рукотворный бог налицо — это Ленин. Помещение его в идеальное место…

С. ДОРЕНКО: Скорее, святой. Потому что не бог.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Поэтому, знаете, смотрите, коммунизм — это такой модерн существования…

С. ДОРЕНКО: А как вы отнесетесь к моей такой вот странной оценке. Я просто кину, а вы скажите, глупость или нет. Если сказать, что коммунизм в России, которая никогда не знала возрождения, есть попытка гуманистического возрождения хотя бы в лозунгах. Человек человеку друг, товарищ и брат — это разве не гуманизм?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, добрыми намерениями выстлана дорога в ад. Так оно и получилось.

С. ДОРЕНКО: В то же время гуманизм антирелигиозен, с точки зрения православных.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кощунство говорить о гуманизме в стране, где миллионы убиты просто так. Не ради даже идеи. А просто из-за больного воображения.

С. ДОРЕНКО: Я не о практике. Я говорю, что коммунисты приходят к власти, и они ведомы интересами и идеями гуманизма, которого в России никогда не было, и я думаю, по счастью, никогда и не будет.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если читать работы Ленина внимательно, там еще более жуткое впечатление производит, чем Священное писание, особенно от Матфея, которое было сделано для евреев Исхода. Поэтому там действительно жесткие трактовки. У Ленина нигде о гуманизме ничего не написано, он все время ненавидит, в каждой строке. Есть много бездарных произведений написанных, к которому и подтолкнуло его вообще страшное нутро ленинское. Это такая квинтэссенция разночинства.

С. ДОРЕНКО: Я не пытаюсь выгораживать Ленина. Кроме Ленина был Плеханов, был Кропоткин, множество… Мы говорим сейчас о коммунизме как религии или попытке религии или попытке гуманизма, вот о чем мы говорим. Не о Ленине.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Налицо все-таки разница между Кропоткиным, Плехановым и Лениным. Кропоткин и Плеханов это вообще люди очень высокой цели, большого интеллекта. Ленин, я еще раз говорю, в нем невероятно соединилась разночинная интеллигентность и какая-то азиатская жесткость.

С. ДОРЕНКО: А взгляд на христианство через теологию освобождения. Если попробовать посмотреть на христианство… условно говоря, у нас христианство, наше христианство опровергает гуманизм наоборот, то есть человековерие… вы знаете, что в марте 2016 года была отдельная проповедь патриарха Кирилла, который назвал это ересью — веру в человек…

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: То, что вы сейчас говорите, это ужасно.

С. ДОРЕНКО: Я вам дам этот текст. После новостей. Но сейчас я хочу сказать, что Кирилл в марте… то, что говорит Путин, Путин говорит: свобода, равенство, братство, любовь к человеку, это ересь с точки зрения патриарха. Патриарх Кирилл полемизирует с Путиным. И мы дадим этот кусочек после новостей.

НОВОСТИ

С. ДОРЕНКО: «Тогда он начал укорять города, в которых наиболее явлено было силы за то, что они не покаялись. Горе тебе, Хоразин, горе тебе, Вифсаида. Ибо если в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы бы они во вретище и пепле покаялись, но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня; но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе»… и так далее. Это такая строгая религия, очень строгая.

Я хочу сказать, подводя итог. У меня несколько вопросов. Первый вопрос: религия ли коммунизм в практическом применении? Потому что Путин говорит: начали создавать религию. Он говорит не об идеологии коммунизма, а он говорит о практическом применении идеологии коммунизма. Он говорит слово «идеология», но он говорит о реализации, безусловно, здесь не надо искать подводных каких-то вещей. Был ли коммунизм религией в советское время? Это первый вопрос.

Второй. Свобода, равенство, братство, справедливость, любовь к человеку как основа коммунизма, которая взята в Библии. Это, конечно, как бы сказать, очень специфическое прочтение хиппи и теология освобождения. Знаешь, что такое теология освобождения в Латинской Америке. Григулевич, великий Иосиф Григулевич, русский разведчик, который жил в Латинской Америке, организовывал всякие просоветские всевозможные движения. И несколько великих падрес, отцов католической церкви, которые воевали, в том числе, в Колумбии, великий священник с теологией освобождения прямо шел в бой против правительственной армии, погиб в бою. Жорже Амаду, которого вы все хорошо знаете. Например, по фильму «Капитаны песка» или «Генералы песчаных карьеров», так перевели. Там Жорже Амаду выводит теолога освобождения, падре, который с беспризорниками ходит. Священник, который ходит с беспризорниками, левый коммунист, который в рамках теологии освобождения ходит с бедными, считая бедность и несправедливость распределения материальных благ не соответствующими теории Христа, завету Христа.

Теология освобождения, важнейшая фигня, в которой отметились разные люди. Которых вы не знаете, по счастью, потому что вы вообще стараетесь ничего не знать. Я обращаюсь к русской цивилизации. Русская цивилизация старается не знать. Но Григулевич, великий Иосиф Григулевич, великий русский разведчик, СВР, первое главное управление КГБ СССР. Он, вернувшись, стал латиноамериканистом. И он много писал, а там надлежало его читать, потому что я изучал этот регион. И отсюда вывод, я вам прочитаю из матери Терезы. Мать Тереза: «Я считаю учение Христа глубоко революционным и абсолютно соответствующим делу социализма. Оно не противоречит даже марксизму-ленинизму». Она сказала эти слова на Кубе. Дальше. Я вам почитаю просто, а кто, потом скажу. «Иисус Христос — он был повстанцем. Одним из наших, антиимпериалистов, он восстал против Римской империи, ибо кто мог бы сказать, что Иисус был капиталистом? Нет. Иуда был капиталистом, взяв свои серебренники. Христос был революционером». Уго Чавес. Это теология освобождения, продолжающаяся сейчас.

Д. КНОРРЕ: Шеф, давайте отметим, что людям, которые хорошо владеют текстом, очень легко управлять людьми, которые вообще не владеют текстом, особенно если ты умеешь умело вырывать из контекста.

С. ДОРЕНКО: Идиотами? Идиотами очень трудно управлять. Ты можешь читать им сказку про Буратино, а они все равно свое бубнят. Идиоты, как бы тебе сказать, мракобесы, пещерцы, они все равно стремятся… они как бы в твоей речи вылавливают…

Д. КНОРРЕ: То, что хотят услышать.

С. ДОРЕНКО: Абсолютно. Это животные. И вот эти животные вылавливают то, что хотят услышать. И они способны на чувство такого урчания. Это они довольны. Или они недовольны. Больше ничего. Слова они не понимают. Сами слов произнести не могут. Если слова произносят, они какие-то слова произносят, когда подпевают в караоке «ты меня полюбил, я тебя разлюбила», это животные, они других слов не знают. У них нет других слов. Вербальный аппарат не развит просто, не сущностен. Подпевать в караоке могут, а больше ничего не могут. Это и есть идиоты. Когда ты думаешь, что ими легко управлять, ты не права. Гораздо легче управлять людьми интеллектуальными. Люди интеллектуальные готовы слышать. А идиоты нет. И в этом отличие. Когда ты управляешь интеллектуальными людьми, ты можешь манипулировать. Ты можешь манипулировать интеллектуальными аргументами. Идиотами ты можешь манипулировать только на уровне осязания, обоняния, этих вещей. Они подобны инфузории-туфельке.

Д. КНОРРЕ: Скажем так, интеллектуальные люди, плохо знающие текст, поэтому можно переписывать контекст, как тебе удобно…

С. ДОРЕНКО: В теории христианства существует несколько ветвей, я просто совсем схематично. Представь себе, что у нас с тобой три минуты, я тебе должен все объяснить. В отличие от русского христианства, где раскол означал еще большее усугубление, кержаки, вот эти все, староверы, они уходили в раскол, и в сущности, были протестантами. Но они всегда означали еще большее усугубление, еще большего жесткача. Не будет говорить мракобесия, а скажем жесткача. А в Европе протестанты боролись против архаичных социальных учреждений, кардиналов, этих всех попиков местных и так далее.

Д. КНОРРЕ: Тоже через жесткач.

С. ДОРЕНКО: Через разной степени жесткач. Но тем не менее социально они открывались развитию, а русский всякий раз, когда протестовали религиозно, закрывались против развития. То есть любой русский протест обязательно антипрогрессистский. В России нет прогрессистских протестов. Все русские протесты антипрогрессистские. В этом мы похожи на Персию. Любой протест — аятолла, на тебе аятоллу, пожалуйста. У русских точно так же, любой протест антипрогрессистский, мракобесный, адский. Поэтому лучше всего держаться здесь власти. Держись за власть, как я. Держись за власть, будешь умная. Будешь против власти, пойдешь пещерцем. Потому что здесь либералы на кончике ногтя. А остальная протестующая масса — это животные мракобесы. Поэтому если ты будешь против власти, ты свалишь власть не в пользу либералов, а в пользу животных мракобесов. Запомни это. Я за власть.

Внимание. Я сейчас сказал важные вещи, я прошу меня услышать. Потому что у этой стране власть балансирует на кончике ножа. И любое ее падение означает победу мракобесов. Никаких других нет. Теперь давай проследим историю так, как она существует там, в большом мире, в огромном мире. Не здесь, где хохлы пришли и заставили принять реформу Никона. Хохлы же пришли и заставили Никона принять реформу. Сжигали в скитах этих раскольников бедных и так далее. Давай смотреть в большом мире. В большом мире возникает дученто, треченто, кватроченто — Возрождение. Где возникает человек как ценность и труд как мерило служения богу. Это протестантизм. Человек ценен. Протестантизм, новшества какие — человек ценен, не просто отбросы, а это ценное существо; и второе — труд есть мерило служения господу. Ты трудишься — вот у тебя, пожалуйста, Мерседес, это значит, что ты хорошо служишь господу. Нет у тебя Мерседеса — хреново служишь господу, дура твоя фамилия. Это протестантизм. Ты хорошо служишь господу? Тогда почему ты раз в два года не меняешь Мерседес? Конкретно все, очень просто. Я с голландцем говорил, он сказал: у меня все понятно, каждые два года я должен на своей улице менять свою машину. Я меняю свою машину, соседи видят, я люблю бога. Если я люблю бога, значит, я хорошо работают, значит, я раз в два года меняю машину. Если я меняю машину реже, чем раз в два года, значит, я лентяй, пьяница, прохвост, пройдоха, негодяй и не люблю господа. Вот и все, вот и весь рассказ. А он живет под Амстердамом.

Д. КНОРРЕ: И никому не приходит в голову, что он коррупционер, взяточник…

С. ДОРЕНКО: Ничего не приходит в голову. Потому что там нет таковых, либо они выявляются довольно быстро. Вот и вся сказка. Это было. В России этого не было. В России никогда не было гуманизма. Никогда, до 19 века. В 19 веке русские приходят к гуманизму через великую русскую литературу. Они начинают думать, что человек ценен. Русские впервые в 19 веке — я правильно объясняю, через шесть веков после европейцев, через 600 лет после европейцев, ну, хорошо, через 400 — русским приходит в голову, что человек ценен. Впервые! За это церковь объявляет им анафему. Например, графу Толстому. Тот, кто думает, что человек ценен — анафемат, подонок и скотина. Графу Толстому поют анафему. Анафема! Понятно?

Далее приходят революционеры, которые объясняют: свобода, равенство, братство, эту всю историю с 1789 года из Франции, рассказывают здесь русским. Русские понять не могут, про что это. Денег дадут или нет, мы не поняли? Они пытаются объяснять, а потом начинают расстрел. Расстрелять! Еще двести человек примерно расстрелять. Еще три тысячи расстрелять. Потому что они по-другому не понимают. Он им говорит: свобода, равенство, братство, а они говорят: чевось? Не понимают. Он начинает расстреливать. И дальше эта риторика расходится с действием. То есть риторика идет гуманистическая — все для блага человека, риторика вербальная, а действия — убийственные, убивают людей просто массово.

Дальше. Теперь возвращаемся… а человека опять нет. Не было и нет в России. И не будет. Человека не было, нет и не будет в России никогда. Не было никогда Возрождения. Можно ли жить без возрождения? Можно. Китайцы живут, и хорошо живут. Можно плевать на человека, это правильно и это хорошо. У китайцев хорошо, в Сингапуре хорошо, везде хорошо. Только у европейцев, но это извраты. Они же извраты, перверсивные уроды. У них все на благо человека, и они действительно человека видят. А мы его не видим. И больше того, внутреннее полемизируя с Путиным, выступает патриарх Кирилл. Два года назад, 20 марта. Я прошу вас иметь память, потому что вы все… не все, конечно. Поймите… Мой народ, мой любимый христианнейший народ живет подобно трехлетнему ребенку. То, что было до обеда, объявляется, что это было вчера. Потому что до обеда это один день, а после обеда — другой. И никто не помнит. Оперативная память моего блистательного христианнейшего народа, оперативная память подобна куриной — три минуты. Три минуты помнят, потом не помнят. Мой христианнейший народ помнит примерно, как курица, в хорошем смысле я сейчас, наоборот, хвалю. Потому что пребывает все время в блаженстве.

Д. КНОРРЕ: Вы нам всегда напомните.

С. ДОРЕНКО: Я напоминаю потому, что у меня есть память. Я единственный человек на этой планете… ну, хорошо, на 56-й широте, у которого есть чертова память, которой нет у вас. Путин говорит, что религия это все забота о человеке. А патриарх Кирилл ему два года назад отвечает строго.

ПАТРИАРХ КИРИЛЛ: Сегодня, на мой взгляд, мы все стоим перед очень опасным явлением современной философской, политической и даже духовной жизни людей, которая, несомненно, является ересью. И по силе своей не меньше, чем ересь арианская. В новое время возникло убеждение, что самым главным фактором, определяющим жизнь человека, а значит, и жизнь общества, является сам человек. До того времени все считали, что бог. И что бог управляет миром через законы, которые он создал, а обществом человеческим на основе нравственного закона, который он открыл в слове своем, которое он отобразил в человеческой совести, и потому все эти человеческие законы, они старались соответствовать божьему закону. И бог, и совесть были главными судьей, в том числе, и главным авторитетом…

С. ДОРЕНКО: Мне очень жаль, что он не умеет коротко говорить. Если бы патриарх писал по минуте для Instagram, он бы научился в минуту вбиваться. Он мог бы вбиться для story в 15 секунд. Но патриарх человек архаичный. Несмотря на то, что ему в 2011 году поставили интернет. И говорят, что он несколько месяцев оттуда не мог вылезти.

ПАТРИАРХ КИРИЛЛ: …Жизнь общества должна формироваться иначе, она должна формироваться на основе непререкаемого авторитета человеческой личности, отдельного индивидуума. Он обладает особыми правами, в том числе и для самого себя определять, что хорошо, а что плохо, а бог тут ни при чем. Если он верующий, пускай он верит. А если неверующие? И должен быть какой-то универсальный критерий истины. Так вот, таким универсальным критерием истины является только человек и его права.

С. ДОРЕНКО: Это ересь.

ПАТРИАРХ КИРИЛЛ: И начало не постепенное, а мощное революционное изгнание бога из человеческой жизни, из жизни общества. Мы знаем, что это охватило вначале Западную Европу, Америку, а потом и Россию. И наша революция проходила под этими же знаменами и под этими же девизами — разрушить старый мир до основания. Тот самый мир, в котором в центре был бог.

С. ДОРЕНКО: Если был бог, почему мир разрушился? Если что-то сломалось, значит, оно было плохим? У меня, например, машина ломается, только когда она старая уже. С чего она ломаться будет, когда она хорошая? Он говорит: был в центре мира бог. И они сломали это. Если они сломали, значит, оно сломалось. А если сломалось, значит, было плохое?

ПАТРИАРХ КИРИЛЛ: … и лагеря, и страдания. Не потому что они нарушали государственные законы, а потому что они отказались предать господа и церковь православную…

Д. КНОРРЕ: Сломалось, потому что отвернулись от бога, он же объясняет.

С. ДОРЕНКО: Отвернулись, стали верить в человека. И это и есть ересь человека… у меня есть статья на эту тему. Это ересь, важная ересь, и в этом смысле патриарх атакует, безусловно, Путина. Патриарх атакует идею Владимира Владимировича. Владимир Владимирович видит гуманистически христианство.

Д. КНОРРЕ: Человекопоклонничество, вы имеете в виду?

С. ДОРЕНКО: Человекопоклонничество, да. Эта ересь — человекопоклонничество. Но надо сказать, что Путин видит христианство гуманистически, он его видит человеколюбиво. А именно против этого выступает Кирилл. Потому мы не человека должны любить. Мы должны отречься от человека, говорит Христос у Матфея. Мы должны следовать за Христом. Взять крест и идти. Отречься от сына, отречься от дочери, отречься от близких. Главные наши враги — это домашние. То есть семья и есть враги. Семья — это враги, говорит Христос у Матфея. Правильно? А Путин, наоборот, говорит, что семья — это хорошо. Путин говорит, что человека любить надо и так далее. Это разные два христианства. У Кирилла одно, а у Путина другое.

ПАТРИАРХ КИРИЛЛ: … мы говорим о глобальной ереси, человекопоклонничество, новое идолопоклонство, исторгающее бога из человеческой жизни. И ничего подобного в глобальном масштабе никогда не было. И именно на преодоление этой ереси современности, последствия которой могут иметь прямые апокалиптические события, сегодня церковь и должна направлять силу своей защиты, силу своего слова, силу своей мысли. А все это мы формулируем очень просто — мы должны защищать православие. Как защищали его отцы Седьмого Вселенского собора. Как защитили его патриарх Мефодий и императрица Феодора, с сонмом иерархов. Как защитил его Марк Эфесский. И наши новомученики и исповедники церкви русской.

С. ДОРЕНКО: Здесь заканчивается запись. Я бы дал вам с огромным наслаждением еще послушать. Но на самом деле, вы понимаете, что это два разных христианства.

Д. КНОРРЕ: За кем же идти пастве?

С. ДОРЕНКО: У Путина другое христианство, оно человеколюбивое. Как за кем? Только за Путиным идти. Строго за Путиным и точка. Но согласитесь, что ересь человеколюбия, ересь человекопоклонничества, ересь, что человек главный, Кирилл здесь… когда вы говорите, что у Матфея слишком жестко. А у Кирилла не жестко? У Кирилла очень жестко, товарищи. Оставь родных своих, оставь всех и следуй за мной. Разве не так? Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее, и враги человеку — домашние его, говорит Христос. Враги человеку — семья. Семья — это враги. Ку-ку, ребят, вы чего, это два разных христианства.

Путин наш, это Jesus Christ Superstar, Путин — это теология освобождения, Григулевич. Путин — это Уго Чавес. Путин — это мать Тереза. Это человек, любящий… Путин любит людей. Он любит людей.

Д. КНОРРЕ: А это было Евангелие от Сергея Доренко.

С. ДОРЕНКО: Нет, ну правда. Что, где доверенные лица? Почему меня не взяли?

В ДВИЖЕНИИ

С. ДОРЕНКО: «Вы запутались»… В чем я запутался? Я не запутался. Я читал вам текст вашего Священного писания. Прошу всех христиан все время прочитать Священное писание. Ни один, ни один не сделал этого. Никогда не читайте. Теперь буду наоборот просить. Не читайте, нет. Может, вы хоть теперь прочитаете.

НОВОСТИ

С. ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Даша, спасибо за ссылку. Мне сейчас кинули ссылку очередную. Причем «Аргументы и факты». Редакция меня сейчас слышит как будто бы. Редакция, если вы меня слышите. Как бы позвонить в «Аргументы и факты», АиФ.ru, чтобы они не идиотничали и убрали упоминание Доренко С. Л. в связи с каким-то инновационным пластырем для лечения позвоничника. Ребят, эта фигня появляется раз в… вот мы подавали в суд… Прямо при вас фактически звоню адвокату. Если он вообще возьмет трубку. Я перешел на десятку, у меня не перешли все контакты. Сейчас я найду адвоката и попрошу его снова подать в суд. Но АиФ, чтобы они не идиотничали. Они же с виду трезвые люди. Мы же на них ссылаемся в эфире и все. И я там у них страдаю артритом коленных сустав все время. Вся Россия, мать, она встает с утра и слышит хруст моих суставов, когда я сажусь на унитаз.

Д. КНОРРЕ: Скольким же людям вы поможете одним упоминанием вас.

С. ДОРЕНКО: Можно я почитаю, что пишет АиФ, чтобы вы знали. Проблемы с суставами и позвоночником прямой путь к инвалидности. Инновационный пластырь для лечения позвоночника и суставов. Почему он не доступен простым людям и как эту проблему решить? Доренко Сергей Леонидович: 17 лет я страдал артритом коленных суставов… Почему, товарищи? И вот только сейчас мне удалось почувствовать себя здоровым человеком. Стоило мне только выехать за границу, и я купил китайский пластырь. На данный момент я не пользуюсь пластырями, потому что меня вообще ничего не беспокоит. Ах, как это прекрасно! Татьяна Голикова, я с ней разговариваю.

Д. КНОРРЕ: Тут даже моя фотка есть, наша с вами.

С. ДОРЕНКО: Да, Даша сидит. Татьяна Голикова: если суставы будут лечиться так же быстро, как простуда, рухнет огромная фармацевтическая отрасль, целая сеть медицинских учреждений. Скворцова тоже. Я беседую со Скворцовой. Потрясающе! Доренко: ну почему же он недоступен для покупки в России? Да, сейчас пластырь можно купить в России. Теперь слушай. Я прошу АиФ, товарищи дорогие, пожалуйста, не идиотничайте. Несмотря на то, что вам деньги платят за то, что вы идиотничаете. Это важные, хорошие деньги, на которые вы снарядите детей в школу, купите часик, что-то такое, как-то оденетесь, пиджачок, все… ребят, не идиотничайте на мне, я вас очень прошу. «Аргументы и факты», не идиотничайте. Постарайтесь. Может, у вас получится. Не втирайте мази, — говорит Доренко. — Они снимают боль, но не лечат. Купите пластырь. Хирургам это невыгодно, — говорит Доренко. Боже милостивый! Ребят!

Д. КНОРРЕ: Сергей, я тоже обратила внимание, и нам пишут6 это не АиФ, это какое «зеркало», что ли. Смотрите, block100dotcom….

С. ДОРЕНКО: Это аифовская все равно.

Д. КНОРРЕ: Нет. Видите, если я нажимаю АиФ…

С. ДОРЕНКО: Улетает на ортопедический пластырь. Товарищи, давайте бороться вместе. Я вам должен сообщить следующее… «Хорошо еще, что не простатит вам приписали». На простатит я ни разу не жаловался. Я когда-то говорил, что я буду подвержен однажды подагре, мне кажется, где-то в эфире. А, я говорил, что у меня был приступ, да.

Д. КНОРРЕ: «Вдова» вас подвела.

С. ДОРЕНКО: Нет, тогда пиво. Пиво все время с виски, и это на сафаре-боте, когда мы ходили на …, и назад шли, сильно качало и мы сильно пили. Пили-пили.

Д. КНОРРЕ: То есть вы после погружения еще и выпили пива? Или до?

С. ДОРЕНКО: И до, и после, и между, и все время. И во время… А внизу же порциальное давление кислорода выше, и обмен веществ побыстрее идет. Порциалочка возрастает. Тут ты дышишь 21 процент, а если ты ушла на 30 метров, сколько будет — 84 сразу. 0,84 порциалка. Сразу тебя прокачивает так, что ты трезвый выходит назад. На 30 метрах достаточно. Некоторые на 50 ходят, чтобы уж совсем. Я хочу пожаловаться адвокату. Я говорю с Виталием Белочистовым. Здравствуйте.

В. БЕЛОЧИСТОВ: Здравствуйте.

С. ДОРЕНКО: Я звоню из эфира. Опять проблемы с суставами и позвоночником на АиФ, опять «не втирайте мази, Доренко всюду ходит, скрипит коленками» и так далее. Как бы их засудить к чертовой матери?

В. БЕЛОЧИСТОВ: Начался год. Давайте сегодня в 17 часов эту тему тоже обсудим.

С. ДОРЕНКО: Спасибо. Начался год — началась реклама.

Д. КНОРРЕ: Это не АиФ, это какой-то …, который пытается закосить под АиФ. АиФу тоже придется, наверное, подавать в суд в связи с этим.

С. ДОРЕНКО: АиФ, вам придется подать в суд. Подайте за меня тоже заодно. А я пойдут хрустеть коленками. Когда я сажусь на унитаз и с унитаза, всегда хрусть-хрусть, весь дом просыпается.

56,37 доллар. 68,81 евро. 69,80, почти 70, товарищи, по нефти. Вот она, родимая, кормилица. Сколько раз я говорил: сбросьте ядерную бомбу куда-нибудь на Ближнем Востоке. Атомная бомба. Я всегда надеялся, что евреи это сделают. Эйлат, вот они со своим пластырем, почему бы им не шарахнуть атомной бомбой? Нефть будет 120. Вот завтра шарахнут евреи атомную бомбу.

Д. КНОРРЕ: 120? Всего-то?

С. ДОРЕНКО: 140. Евреи, киньте две бомбы. Кнорре считает, что две. Кнорре просит две. Батарея просит огня. Кнорре хочет две бомбы атомные. Евреи, бросьте атомные бомбы, нефть будет 140.

Из пермской школы после нападения эвакуировано 750 человек.

Д. КНОРРЕ: Задержаны уже нападавшие на учеников школы. В больницах находятся семеро пострадавших. Отмечается, что злоумышленников было двое, на них были надеты маски. Преступники напали на учащихся и педагогов.

С. ДОРЕНКО: А зачем? Можно объяснить это событие?

Д. КНОРРЕ: При этом Telegram-канал Mash изначально сообщал, что двое учеников решили выяснить отношения в стенах школы. Они были вооружены ножами, пытались разнять учителя и одноклассники, в результате чего и получили ранения. Не знаю, непонятно. То есть нападавшие были отдельные какие-то…

С. ДОРЕНКО: В пермской школе. Мы пока не понимаем до конца всю тему. А попроси Кравченко прийти. Антон Кравченко.

Д. КНОРРЕ: У нас же есть Telegram.

С. ДОРЕНКО: Не надо, он через 40 минут только услышит это. Надо ему физически сказать: Антон, зайди в студию. Мы его сейчас просим. Антон, расскажите нам, пожалуйста, что произошло. Они пописали друг друга ножами, и 750 человек порезали или что случилось?

А. КРАВЧЕНКО: По последним данным, которые сообщают СМИ, двое молодых людей обиделись на то, что их в группе в социальных сетях не так поздравили с Новым годом. Они решили выразить свое недовольство тем, что пришли в школу и начали просто убивать людей. Они хотели убивать людей, целенаправленно шли с этими мыслями. Пришли в учебное заведение с ножами. Они были поклонниками…

С. ДОРЕНКО: А если бы у них был автомат…

А. КРАВЧЕНКО: Да, вполне возможно. Они были поклонниками вот этих массовых убийств в школах в США. И у них в социальных сетях, уже проанализировали их профили и выяснили, что они состояли в определенных группах. У них такое идейное…

С. ДОРЕНКО: Имен нет пока?

А. КРАВЧЕНКО: Лев Биджаков один из них. Второго Александр зовут, фамилия пока не известна.

С. ДОРЕНКО: Товарищи, все, кто пишет мне, что это не титульная нация, какие-то кавказцы, успокойтесь. Это были Лев и Александр. Но это было АОЕ, наверное. Арестантский оплот един, нет? Запрещенная на территории Российской Федерации.

А. КРАВЧЕНКО: Одному из школьников 16 лет. Я так понимаю, что он отдавал себе отчет в том, что он делает. Это взрослый человек, 16 лет.

С. ДОРЕНКО: В армию надо брать с 14. Много раз я говорил об этом. Почему 14 — потому что им самим плевать на собственную жизнь, на чужую смерть. В 14 — самый лучший солдат. В Конго, Браззавиль, берут в 14 в эти отряды, парамилитарес, идиотов. И они там режут всех и насилуют, будь здоров. Надо брать в 14 в армию. Он бы в 16 уже вышел из армии, был бы человеком. Спасибо большое, Антон, что проинформировали. Мы будем ждать новостей в 10:30, вы раскроете тогда нам эту тему, какие-то подробности.

Д. КНОРРЕ: У нас есть комментарии матери одной из школьниц. Будет звук.

С. ДОРЕНКО: Их неправильно поздравили, они решили убивать. Они пошли на массовое убийство, с их точки зрения, они планировали массовое убийство. Сколько они в результате убили?

Д. КНОРРЕ: Они никого не убили, слава богу. Я так понимаю, что просто пострадавшие есть, раненые.

С. ДОРЕНКО: Семь человек в больницах. Одиннадцать уже пострадавших.

Д. КНОРРЕ: Учительница и школьник в тяжелом состоянии. Есть звук.

— Дело в том, что у нас есть группа в Viber, нам учительница сообщила, что в школе пожарная тревога сработала, часть детей увели в 133-ю школу. У них был урок английского, а английский у них на две группы разделен. Часть учеников у одной учительницы занимается, часть у другой. Часть детей увели в 133-ю школу после нападения, после того как включили эту пожарную тревогу, часть детей учительница отвела в актовый класс, в спортивный класс, их там закрыли на ключ, чтобы не пострадали. Когда выходили, дочь говорит, что весь второй этаж был в крови, ручки были в крови, лестничные пролеты были в крови. Там напали на учительницу начальных классов и на учеников 4 Б класса. На кого напали, говорят, у них был запасной выход, некоторые даже убежали раненые в торговый центр ближайший, он буквально через дорогу. Я когда шла, там прямо дорожка из крови была, к школе.

Д. КНОРРЕ: Это Ирада, мама одной из учениц четвертого класса.

С. ДОРЕНКО: Мама одной из учениц, которые бежали, то есть прятались от негодяев. Двое школьников, которых якобы плохо поздравили в соцсетях с Новым годом, либо неправильно поздравили каким-то образом, решили устроить кровавую баню, и уничтожали просто, вошли с ножами и уничтожали всех встречных, с их точки зрения, пытались устроить массовое убийство. Двое тяжелых — одна учительница и один из школьников в тяжелом состоянии. Пострадавших от семи до одиннадцати, по разным сведениям. Они успели порезать ножами. Один из них Лев, другой Александр. Один из них участвовал в российской олимпиаде по физике, то есть высочайшего уровня учащийся. Учителя отмечали его высочайшие интеллектуальные способности. По крайней мере, одного из них. А второго, про Александра, мы знаем меньше. Дети, которых они порезали, я смотрю имена, я не буду произносить, если позволите, относительно детей существует закон, ограничивающий подобные вещи. Я не буду произносить имена, просто скажу: 2007 год, 2006, 2007, 2006, 2007, 2006, 2007. То есть они резали детей, которым в 2018 году исполнилось бы 11–12.

Д. КНОРРЕ: Исполнится.

С. ДОРЕНКО: Они сами 16-летние, а резали они детей 10-11-12 лет. 2007 год, может, только 10 им исполнилось, день рождение в декабре. Вот им 10, 11, 12. Вот этих детей они резали. Притом раз, два, три — три девочки. Из этих порезанных детей из списка я вижу, что порезали трех девочек. То есть они, будучи 16-летними подростками, они резали 10-11-летних девочек, в том числе. Это, ну, что, а как это лечить? Я не знаю.

Д. КНОРРЕ: Да не надо это лечить. Надо судить за это.

С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Конечно, ужасно все, что произошло. Но причины… там сейчас Решетников губернатор. Я думаю, он разберется. Но это московский опыт. В Москве зарплата директора школы в последнее время, после реформы образования, состоит из двух компонентов. Первый компонент — это успеваемость. Только успеваемость, только ЕГЭ, ничего больше. Второй компонент — это сколько дополнительных денег на дополнительное образование привлек в школу директор школы. То есть это платные курсы, все платное. Значит, чем больше платных денег внебюджетных, тем больше зарплата директора школы. И если раньше это были какие-то советы ветеранов, походы, зарницы, общественная работа так называемая. И дети, особенно те, у которых денег нет, социально не защищенные, они были в эту работу вовлечены. Деньги не требовались. Они приходили и бесплатно занимались. То сейчас только учись. Вот если берут по физике, я в общем говорю, вот он олимпиады выигрывал по физике…

С. ДОРЕНКО: Он участвовал во всероссийских олимпиадах, то есть это уровень.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В любом случае, то, что воспитательная работа, которая была раньше, осознанная, именно с трудными подростками, которые сейчас оказались за бортом из-за коммерциализации школы, это работа не ведется больше.

С. ДОРЕНКО: Я сидел с одним таким. Меня в школах разных подсаживали к плохим мальчикам. На одном из них, например, гниды ползали. Не знаю, гниды ползают или нет, ползали вши по плечам у него, я видел. А второй был второй раз на второй год. То есть не первый, а второй раз на второй год. И я их хорошо помню. И мне кажется, что никакие советы ветеранов им бы не помогли. Никакие.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, у вас такая гарнизонная история, вы рассказывали о своих одноклассниках, понятно, более жесткая. Большие города. А Пенза — это большой город, там другая немножко история. И в Москве всегда было по-другому. Это работа, она была. Я вспоминаю свою школу, у нас обязательны были встречи с ветеранами. Кто-то на них забивал, мы, конечно, ржали над всем. Но ржали, ржали, сегодня ржешь, завтра ржешь, а послезавтра сам приглашаешь ветерана, и уже вроде как в голове отложилось. Этого просто нет как класса. В Америке мы видим вот эти… мы по фильмам знаем…

С. ДОРЕНКО: Кроме этого, позвольте добавить, в Америке и везде в англосаксонских странах заметная часть обычного педагогического процесса посвящена открытым дискуссиям по всем общественно-политическим вопросам. То есть дети на уроках, не вне уроков, а на уроках учатся взаимодействовать, коммуницировать и спорить.

Д. КНОРРЕ: Извините, а массовые расстрелы в школах это разве не в Америке? Когда ученики те же самые приходят с ружьями своих отцов и расстреливают…

С. ДОРЕНКО: В Америке. Спасибо за пример. Да-да, конечно, в Америке.

Д. КНОРРЕ: И один из этих учеников, который напал, пишет, что он был поклонником тематики колумбайна, это массовые убийства в школе в США, есть такое движение, оказывается. И видимо, он просто ждал повода.

С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Андрей. Я хочу сказать, что когда была эта воспитательная роль школы, был пригляд. Вы жили в Советском Союзе, и вы прекрасно понимаете, что такого в таких объемах в Советском Союзе не было. Не ходили по улицам психически нездоровые люди в таком количестве. Если бы вы понимали, во что сейчас превратили систему психиатрической помощи в нашей стране, на улицу выходить было бы страшно. Потому что все эти люди, которых выписывают из психиатрических стационаров специализированного профиля, то есть те стационары, где находятся люди, совершившие правонарушения, они выписываются недолеченными. За ними абсолютно формально наблюдение.

С. ДОРЕНКО: По общему ощущению, в старые времена можно было просто кричать, гулять выйдешь, родители вообще не парились, почему мы пошли на улицу, куда, зачем. Никого вообще не интересовало, потому что это было абсолютно безопасно. Сейчас, конечно, страшно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Поэтому все эти ситуации связаны с тем, что не только мы неправильно воспитываем, а система формальная.

С. ДОРЕНКО: Ее нет.

Д. КНОРРЕ: Все эти ностальгические воспоминания о том, как было все замечательно и какая у нас была прекрасная психиатрия советская, это тоже, конечно, анекдот просто, можно сколько угодно. Но это никак не поможет современной ситуации. Нужно уже признаться, что она другая, не такая, как была, и каким-то образом приспосабливаться, что-то делать.

С. ДОРЕНКО: Давайте успокоимся, не будем разрывать, смотреть, что древние египтяне с этим делали. Ребята, это невозможно, точка. Мы это проехали. А как теперь? Семьи нет. Она должна работать, жена, обязана работать, она не может сидеть. По ряду обстоятельств, кстати говоря. Потому что у нее есть потребность такая, себя реализовывать, а не быть нюшей какой-то при кухне. И потому что семья сегодняшняя не справляется с одной зарплатой, тяжеловато. Если двое детей, на одной зарплате тяжеловато. Один ребенок еще как-то, а двое — надо работать обоим. Значит, оба работают. Школа занята тем, что она сообщает людям сведения. Дважды два равно четыре. Узнал? Узнал. Иди, до свидания. И где они получают начинку такую нравственную, переживальческую, русская литература, как мы знаем, теснится, где они…

Д. КНОРРЕ: Теснится религиоведением.

С. ДОРЕНКО: Мы все меньше пространства оставляем для проживания опыта событий, всевозможных ситуаций. Поскольку это все теснится другими предметами.

Д. КНОРРЕ: Которые прогуливаются благополучно.

С. ДОРЕНКО: Да. Что остается? Что такое школьник в какие-нибудь 80-е? Еще Советский Союз агонизирует. Видишь, я вернулся. Презрев твой совет не возвращаться, я вернулся. Что такое школьник 80-х? Огромное на него давление оказывается обществом, уважение к героям войны. И семья тоже. И семья, и общество — уважение к героям войны, гигантское абсолютно. Это такой пласт.

Д. КНОРРЕ: И наша школа, 90-х, точно так же.

С. ДОРЕНКО: Что еще? Из всякой похабщины «Эммануэль», наверное.

Д. КНОРРЕ: Театральные кружки.

С. ДОРЕНКО: Все перекрестно трахаются в «Эммануэль». И это очень мило, но это иностранно.

Д. КНОРРЕ: В 80-е это еще эпатировало. В 90-е уже, когда был Playboy во всех рюкзаках…

С. ДОРЕНКО: В 80-е это было довольно иностранно и было довольно странно. А потом уже не было странно. И что же? И все-таки эти люди — честные и хорошие люди.

Д. КНОРРЕ: Да? Ну, ладно.

С. ДОРЕНКО: Ваши родители.

Д. КНОРРЕ: Почему? 80-е это не наши родители.

С. ДОРЕНКО: Когда ты родилась?

Д. КНОРРЕ: Я родилась в 1987.

С. ДОРЕНКО: Значит, твои родители были в школе… когда твоя мама закончила школу?

Д. КНОРРЕ: Она в 1955 родилась, соответственно, в 1962-м она пошла в школу, плюс десять лет, в 1972 году она закончила школу.

С. ДОРЕНКО: Понятно. Ну, неважно. Она не подпала под эту пагубное влияние. Мои примеры рушатся. Ребят, мы не знаем, чего делать.

Д. КНОРРЕ: Да ладно, у нас прекрасные школы.

С. ДОРЕНКО: Да просто следить за ними, подонками, и все.

Д. КНОРРЕ: Вот где все эти металлоконструкции?

С. ДОРЕНКО: И в армию с 14 лет.

Д. КНОРРЕ: Этот досмотр в школах, как в аэропорту.

С. ДОРЕНКО: Идиотов в армию забирать. А как забрать этого, он же на олимпиаде по физике, он же умный? Умных бояться надо. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Мне кажется, это последствия компьютерных игр.

С. ДОРЕНКО: В том-то и дело, что у людей много смертей, конечно, можно убить несколько раз.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, что сейчас нужны новые психологи, которые будут понимать, как работать с последствиями этих компьютерных игр. Таких психологов сейчас практически нет.

С. ДОРЕНКО: Спасибо. Это многократное событие. Смерть — это многократное событие в компьютерных играх. Поэтому ощущения смерти как финала не существует. И надо с психологами поговорить со всеми.

НОВОСТИ

С. ДОРЕНКО: Можно мне понять с деньгами Грудинина наконец? Потому что я не понимаю, он хороший или плохой в этой связи? Я хочу знать… представь себе опять, что я инопланетянин до известной степени. И я хочу понять жизнь на этой планете. И я попал к вам, в качестве инопланетянина. В Центральную избирательную комиссию Российской Федерации.

Д. КНОРРЕ: А мы вам такие: не надо ничего понимать. Веруйте.

С. ДОРЕНКО: Кредо ибо абсурдно. Хорошо. Нет, я опечален, глядя на вас. Я вспоминаю не «кредо ибо абсурдно», а я вспоминаю Post coitum omne animal triste — после совокупления каждая тварь печальна. И я почему-то каждый день чувствую, что я Post coitum какой-то. animal это я, животное. Я пытаюсь понять Грудинина. Живет, не тужит. Живет клево, хорошо. 60-го года рождения чувак. В 2020 году будет 60. Сейчас ему сколько угодно, но не 60. Нормальный чувак такой, боевой, хороший, улыбчивый, ироничный. На хрена ему эта история сдалась, Грудинину? Чего он полез?

Д. КНОРРЕ: Уговорили, я чувствую. И он не подготовился, это очевидно совершенно.

С. ДОРЕНКО: Кто писал, что у него 7,5 млрд рублей, я пытаюсь понять. Разделить на нас на всех, главное, Оношке побольше. Посмотрим. 7,5 млрд рублей на счетах у него было. Сейчас он сообщает, что он их все куда-то распылил. А куда? Черт его знает. Вот спросить бы: Павел Николаевич, куда вы дели? 7,5 млрд разделить на 56… курс был. 56,36. Ну, на 56. Получается 133 млн долларов, у Грудинина. Ну, нормально.

Д. КНОРРЕ: Неплохо.

С. ДОРЕНКО: Если не покупать ничего, жить впроголодь, арендовать гостиницу, арендовать первый класс, нормально, всегда хватит. И кстати, может, он там держит деньги всего колхоза своего? Был очень мудрый способ у Туркмен-баши предыдущего. Не нынешнего, а предыдущего. Он держал все деньги страны на личных счетах, полагая, что так будет надежнее. Может быть, Грудинин тоже держал все деньги страны, или там колхоза своего, совхоза, на личных счетах? Было бы смешно. Но он их куда-то уничтожил.

Д. КНОРРЕ: Он рассредоточил деньги по другим счетам.

С. ДОРЕНКО: Можно скажу? Нелегко. Это не так быстро делается. Вот он сейчас пишет. 8 января 2018 года. Я, Грудинин Павел Николаевич, 20.10.1960, кандидат на должность президента Российской Федерации, в соответствии с подпунктом 3 пункта 1… уведомляю: сведения о размере, источниках доходов, имущественных счетах… первое: денежные средства, драгметаллы, находящиеся на счетах и во вкладах в банках: «Лихтенштейнеше Ландесбанк» (хороший банк, кстати), Вена, Австрия — остаток 0 рублей. Он снес деньги, все. Вот эти 7,5 млрд снес. Куда?

Д. КНОРРЕ: На другие счета.

С. ДОРЕНКО: Мы не знаем. На чьи? А как они исчезли? Остаток 0 рублей. Почему ноль? То есть счет будет закрыт, значит. А чего они его держат? Второе: денежные средства, драгметаллы, находящиеся на счетах во вкладах в банках «Лихтенштейнеше Ландесбанк» (номер другой), остаток — 16 тысяч 760 рублей 13 копеек. Все. Деньги снес тоже. Куда? Дальше. Третье — «Лихтенштейнеше Ландесбанк», еще другой номер. Остаток 14 млн 390 тысяч рублей. А, копейки. 14 млн рублей осталось на одном счете. Значит, он деньги куда-то вынес.

Д. КНОРРЕ: Наверное, создается какой-то фонд имени Ленина, и туда переводятся средства.

С. ДОРЕНКО: У него четвертый счет. Счетов много. «Лихтенштейнеше Ландесбанк» опять, Вена, Австрия. Випленгерштрассе. Есть какое-то смутное ощущение дежавю, не был ли я там тоже. Випленгерштрассе на меня производит магическое впечатление, мне кажется, на ней я купил когда-то мотоциклетный шлем. 0 рублей.

Д. КНОРРЕ: А счет закрыт при этом?

С. ДОРЕНКО: Нет, открыт. Счета открыты. Но на них 0 рублей. Это 8 января, он сейчас сообщает. Было 7 млрд вроде бы. Иное имущество — ценные бумаги и так далее. Структурная нота «Евро сингл транш зиро рекавери кредит лингс ноутс энд трагс юроп сериас» 28 версия «Лихтенштейнеше Ландесбанк», Вена, Австрия, Випленгерштрассе, 35. Количество ценных бумаг — 200 штук. Номинальная стоимость — 13 млн 900 тысяч рублей. Рыночная стоимость 12 млн 707 тысяч рублей. Это есть. Иное имущество. Количество ценных бумаг, еще другие. Рыночная ценность — 12 млн рублей. Иное имущество — ценные бумаги, рыночная стоимость 410 тысяч рублей. Остались копейки. Он все снес куда-то, остались копейки. Ну, 30 млн Это сколько? Это полмиллиона долларов. Если у него там было, как утверждают, 133 млн, осталось полмиллиона. Значит, 132 млн он куда-то отправил. Куда, что, зачем? Как это проследить? Непонятно. И он думает, это надо объяснить или не надо?

Д. КНОРРЕ: Видимо, нет. Потому что ЦИК сказал, что все в порядке.

С. ДОРЕНКО: Теперь все в порядке. Но нам, избирателям, просто спросить: Пал Николаевич, а куда? Куда 130 млн долларов так быстро? И нету. Куда они ушли?

Д. КНОРРЕ: Вот, надо уметь. Учиться уходить от ответа.

С. ДОРЕНКО: Ну, вот у тебя 130 млн долларов. Потом ты говоришь: все, шито-крыто, ноль остался. Я спрашиваю: а куда ты дела? Ты говоришь: не ваше дело. Почему? С точки зрения ЦИКа, может, и не наше дело, но по-человечески я спрашиваю: мать, куда ты дела 130 млн долларов. У меня первый вопрос такой. Пал Николаевич, куда вы дели 130 млн долларов? Второй вопрос: если ваш банк не закрывает ваши счета, там написано 0 рублей 0 копеек, на счету. Счет в «Лихтенштейнеше Ландесбанке», который 55–5, остаток — 0 рублей. Почему его не закрывают? А ты знаешь, что «Лихтенштейнеше Ландесбанк» не работает со счетами ниже миллиона долларов. Не будут они работать. 20 лет назад работали с 500 тысячами. А сейчас с миллионом минимум. Самая что ни на есть дрянь бедная, нищая, которая придет в этот банк, должна принести лям в зубах.

Д. КНОРРЕ: То есть даже какие-то крутые клиенты, которые вдруг снимают деньги со счета…

С. ДОРЕНКО: Значит, они просто тебе помогли их куда-то свалить, и они ждут, что ты их назад закатишь. Они держат счет, счет-то стоит. 0 рублей 0 копеек написано на счету. А чего держит-то лихтенштейнский банк? Князь Лихтенштейна, друг Ирэны Лесневской? Чего держит князь счет, почему не закрывает? Ну, нет там денег. А он держит. Вопрос: почему? Потому что он ждет, что ты вернешься. Он говорит: no problem, Paul, we wait. Они его ждут просто назад, поэтому держат счета, правильно?

Это мой первый вопрос. Который изобличает, как видишь, богатейшее знание дела. И в том числе я знаю Випленгерштрассе.

Д. КНОРРЕ: И в том числе, вы, наверное, знаете, как и куда уводят эти деньги обычно.

С. ДОРЕНКО: Я знаю Випленгерштрассе очень хорошо. Поехали дальше. А как ты их там саккумулировал, вопрос? Пал Николаевич? Человек бизнесмен.

Д. КНОРРЕ: Клубника, голубика.

С. ДОРЕНКО: Не верю.

Д. КНОРРЕ: Землю у совхоза.

С. ДОРЕНКО: Не знаю.

Д. КНОРРЕ: А земли теперь дорогие.

С. ДОРЕНКО: Вопрос. Талантище? Не спорю. Почему у меня, например, у Сережи, нет 130 млн И не было никогда. А я хочу. Ну вот почему нет? Плохо работал. Плохо работали, Сергей Леонидович, идите в жопу. Это хороший ответ, но я не понимаю. Пусть научит, я, может, еще успею. Может, я пойду так же, как он. А как? Мне интересно как избирателю… что он кайфовый и фартовый чувак, и что ему везет, это я понял, врубился. Потому что у меня нет ста миллионов, а у него есть. Это значит, фартовый чувак. Надо быть поближе, авось он маленько мне заплатит, чуть-чуть денег даст. А мне много не надо, один-два и хорошо.

Д. КНОРРЕ: Один-два миллиона долларов?

С. ДОРЕНКО: Конечно. Больше не надо. Рядом с такими надо держаться, поближе. Но с другой стороны, перейдем на западную демократию. В любой западной демократии мы бы спросили: Павел Николаевич, а как ты сделал их? Просто чтобы мы знали и все. Коротко скажи: Абрамович дал за землю. Точка. Я сразу слез. Если он скажет мне: Сереж, Абрамович дал за землю. Ну, хорошо, все понял, Павел Николаевич.

Д. КНОРРЕ: Во всяком случае, надо было готовить такие ответы. Раз уж ты собрался идти в кандидаты, понятно, что тебя будут спрашивать.

С. ДОРЕНКО: А когда Абрамович дал эти деньги? Просто скажи и все. Я спрашиваю почему сейчас. Я въедливый парень, и я знаю, что летом 2016 года, полтора года назад, Пал Николаевич Грудинин избирался в Видном, избирался в депутаты. И у него не было ни копейки. Он писал о своих деньгах, и их не было. Значит, он приобрел 133 млн долларов за полтора года. Шоб я так жил.

Д. КНОРРЕ: Сергей, согласитесь, это всем плевать.

С. ДОРЕНКО: Либо он лгал.

Д. КНОРРЕ: Абсолютно плевать. Ну, наворовал он эти деньги. Все же так хотят. Честно, никто бы не отказался.

С. ДОРЕНКО: Я хочу. У меня тупой вопрос к Грудинину. В Видное вы выбирались… он выбирался в Видное, подавал такие же справки, не было у него не копейки. Ну, не было у него счетов, не было «Лихтенштейнеше Ландесбанка», ничего не было, в Австрии, в Вене. Значит, он получил баблос за полтора года. Что он сделал за полтора года, когда земля была в минусе, когда рынок был в минусе? Как можно было срубить такое даже на земле? Да никак. Ответ — никак. Значит, он имел эти деньги раньше? Наверное. Но тогда при выборах в Видное он солгал? Ну, обманул. Или нет? Это вопрос. Или он сумел сейчас все-таки срубить бабла, на падающем рынке? Но как? Тоже тяжело. Это нелегко. На падающем рынке сейчас вдвое уходим, рубим концы вдвое вниз, все вдвое. У кого был участок 2 млн долларов, по миллиону едва только натягивает продать, тяжеловато. То есть вдвое уходят люди. Как он срубил за эти кризисные полтора года такой баблос? Или он врал тогда. И дальше. Мы хотим делать с него жизнь. «Может, он на битках поднялся», — говорит Серега из Надыма. Может, на битках, не знаю.

7373-94–8. Это не мочилово. Вы говорите: «Это мочилово». Просто вопрос тупо. «А вот про деньги Навального можете рассказать?» Нет никаких денег Навального. Если бы были, уж поверьте, пожалуйста, нашлись бы… У ЦИКа претензий нет, Станислав Мак говорит. И у налоговой претензий нет. Я не говорю, что у налоговой… я не сказал, что у ЦИКа есть претензии. Я не сказал, что у налоговой есть претензии, Станислав. Я этого не говорил. Я говорю, чего бы я спросил у человека, у Грудинина. Я бы спросил несколько вещей. Почему он сейчас дал справку ЦИК, где у него один, два, три, четыре, пять счетов в «Лихтенштейнеше Ландесбанк», у князя Лихтенштейна, и еще три позиции в ценных бумагах, в опционах. Почему, несмотря на то, что там жалкие 30 млн рублей, почему нулевые счета держит князь Лихтенштейна, «Лихтенштейнеше Ландесбанк»? Значит, он уважает этого клиента? Значит, клиент вернется? Я как банкир, если бы чувак снял у меня сотку миллионов и сказал бы: ноль пока, ребята, я бы сказал: ждем, родной. Значит, он вернется. И я по нулям буду держать счета, которые в ином случае, если вы хорошо знаете «Лихтенштейнеше Ландесбанк», не знаю, знаете ли его вообще, а я хорошо знаю, меньше миллиона нельзя зайти туда, нет такого входа, меньше миллиона. Я спрашиваю, первый вопрос: Павел Николаевич, зачем они вам держат эти аккаунты нулевые? Это что за украшение на елке? На хрена эти украшения на елке?

Д. КНОРРЕ: Сергей, я подумала, может быть, он просто в этих документах не отразил, что эти счета закрыты.

С. ДОРЕНКО: Закрыты, может. Они так же будут открыты. Но там 30 млн осталось рублей. Или больше, не знаю. Не имеет значения. Или 45. Копейки, короче. Остались копейки, меньше миллиона долларов. Первый вопрос: как вы туда вошли, как вы выбирались в Видное полтора года назад, у вас не было ни копеечки, а сейчас у вас вдруг столько денег. Как это случилось? Элементарный вопрос. Я знаю ответ элементарный. Поэтому никакого мочилова нет. Он объяснит все. У него было бумаг на 7,5 млрд рублей, то есть на 133 млн долларов, куда он их рассовал? Второй вопрос.

Д. КНОРРЕ: В КПРФ говорят, что не было никаких бумаг.

С. ДОРЕНКО: Пал Николаевич, куда вы дели деньги? Что, были нулевые счета в «Лихтенштейнеше Ландесбанке». Очень смешно. Туда меньше чем с миллионом не зайдешь. Откройте счет в «Лихтенштейнеше Ландесбанке», я вас умоляю. Сейчас просто позвоните туда. Ну? Просто позвоните и скажите: я хочу открыть у вас в «Лихтенштейнеше Ландесбанке» в Вене счет. Откройте любой человек, который меня сейчас слышит. Ребят, это очень простая вещь. Во-первых, нужна рекомендация. Это очень просто делается, за полдня, если вам личный самолет дадут. Сейчас утром вылетите, и обедать будете в Москве уже. На самолете быстренько, и по пути можно каску купить мотоциклетную, на Випленгерштрассе. Не вопрос вообще. Нужен человек, который тебя вводит в банк, говорит: вот это мой друг. Первое. И второе: этот человек кладет больше миллиона. Иначе с ним о чем разговаривать вообще? Разговора нет вообще. У меня вопрос тогда к кандидату в президенты простой, как божий день. На который у него есть простой ответ. Он меня просто отмести просто вот так — и все, нет меня. Павел Николаевич, когда вы выбирались в Видное, у вас не было денег, вы же не отражали. Значит, вы за полтора года сумели на падающем рынке сделать такой баблос? Молодец. научите меня, я хочу тоже. Это первый вопрос. Второй: куда вы рассовали соточку, если она была. А если люди врут, объясните, почему врут. И третий вопрос: почему они вам держат нулевые счета? Значит, ждут, что вы вернетесь? Ждут, вы, проиграв выборы, вернетесь. И ребята подождут три месяца, что за проблема. Если вы им вернете сотку миллионов долларов, так они и подождут. Легко, элементарно.

Д. КНОРРЕ: Можно было бы закрыть счета, и открыть новые потом.

С. ДОРЕНКО: Можно открыть новые. Но зачем? Закроют, хорошо, все прекрасно. Товарищи, простые вопросы у меня. И я уверен, что у него есть простые ответы. Но их надо произнести. Ты же идешь в оппозиции, значит, ты честный. Если ты честный, давай играть по другим правилам.

Д. КНОРРЕ: Бессмысленно сейчас вообще что-либо скрывать.

С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Игорь. У меня другой вопрос к Грудинину. А зачем он вообще все это затеял? Тысячи людей, которые от него зависят, то есть он работодатель.

С. ДОРЕНКО: А сейчас еще его снесут вместе с этой халабудой.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Когда мимо проезжаешь, видно, что там стоят многоэтажные дома, мне понятно, откуда деньги взялись, всем понятно. Но зачем людей подводить? Полузаконно, решением сельсовета сдавал деньги застройщикам, имел свою долю, как положено, по контракту. Деньги, которые пускал в развитие своего предприятия. Это нормальное явление. Зачем подставлять людей, которые на него понадеялись. Там же их несколько тысяч, а если с семьями, там может быть десятки тысяч. Это мне непонятно.

С. ДОРЕНКО: Нормальный взрослый мужик покупает красную машину, телку хорошую заводит и хватит. А он, смотрите, что вытворяет!

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да не в этом дело, телку… он молодец. Он развил свое производство.

С. ДОРЕНКО: Вообще симпатичный мужик. Но баблос-то был до Видного или после Видного? Он в Видное когда выбирался…

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: До Видного. Этот процесс был…

С. ДОРЕНКО: Значит, он при выборах в Видное не указал. Решил из скромности не указывать. Да и на фиг указывать. А сейчас, когда обмен информацией налажен, с 1-го числа, и все всё узнают про всех, кто был на Випленгерштрассе, ха-ха. Когда налажен обмен информацией, он решил открыться.

Д. КНОРРЕ: Что имеется в виду, извините, не поняла?

С. ДОРЕНКО: Налоговые органы каждой страны сейчас, входящие в соглашение, в которое уходят почти все, в механическом режиме извещают налоговые органы резиднта о том… если ты успела купить паспорт Чада, например, ты гражданка Республики Чад, и под паспортом Чада вошла на Випленгерштрассе, то известят Чад. А Чаду плевать на тебя. А если ты с российским паспортом открылась на Випленгерштрассе, то известят русских.

Д. КНОРРЕ: Надо было с мальтийским заходить.

С. ДОРЕНКО: Конечно. Для чего они и купили эти паспорта, как ты думаешь. Жить на Мальте? Хрена. Путешествовать? Хрена. Не надо им путешествовать. Они свои 100 млн, 200 млн долларов, 300 млн долларов, все эти голуби сизокрылые теперь откроют на Випленгерштрассе по мальтийскому паспорту. Конечно, законно абсолютно. Или Республики Чад, у кого насколько хватило денег. Откроют там счета. И ввиду налоговой прозрачности всем будут сейчас сообщать всё. И Мальте тоже сообщать, у такого-то чиновника лежит там 300 млн, 400 млн и так далее. Мальте на это плевать.

Д. КНОРРЕ: Все равно не скроешь. Транслитерация их имен все выдает. Александер Грудинин, не знаю, или кто-нибудь, все же понятно и очевидно становится.

С. ДОРЕНКО: Если бы ты знала, на что идут банки.

Д. КНОРРЕ: На что? На что они могут пойти, что не раскроется через полгода?

С. ДОРЕНКО: О, если бы ты знала. Во-первых, пишут твое имя вразбивку со спейсом, из одного три.

Д. КНОРРЕ: И это работает?

С. ДОРЕНКО: Конечно. Кнорре пишет Кн Ор Ре. Через спейс, который случайно был вбит. И все, Даша. Ты никогда не была банкиром с Випленгерштрассе.

Д. КНОРРЕ: Не была.

С. ДОРЕНКО: Никогда не была с ними знакома. А я был знаком с ними. Ну, так по-товарищески просто выпивал. Ходил в оперу, кстати, с одним. Хороший был, он был венгерский еврей, работал в Вене, и он водил меня в оперу. Не по этой части, товарищи, не по голубой, нет. А по гастрономической. Мы ходили туда пожрать. Там в опере прекрасный ресторан. Товарищи, когда надо будет по Випленгерштрассе кого-то найти или что-то, ко мне, ладно, подходите.

В ДВИЖЕНИИ

С. ДОРЕНКО: Ах, как хорошо было в опере. Я брал внаем пиджак. Я был в майке, как всегда, как идиот. И мне пришлось нанять пиджак. А пиджак давил, и я с ужасом ел этот гуляш… Какой кошмар! Короче, Грудинин интересный человек. Умеет рубить баблос. Надо, чтобы он нас всех научил.

Мы пойдем и проживем его, этот понедельник, 15 января.

источник

Official site

Новое на сайте

Реклама

Реклама



Социальные сети.

Поделись с друзьями:

 
Яндекс.Метрика  

© 2005-2099г. "ПТС" Официальный сайт" Новости мира, региона и города! Бизнес, юристы, политика, ITтехнологии. Новости общества и человека. Отдел - торговля, купить-продать, онлайн услуги и реклама. Все права защищены.